Toogle menu
Митя Фомин

Митина любовь

Насладиться чтением
- Клевая квартира, Митя! Вид из окна обалденный.
- Я в восторге от планировки, вот научились же делать, все для людей.
- А этот пол просто бомба, интересно, у нас в общаге такой когда-нибудь постелят?

Митя пригласил друзей на празднование новоселья. В дом под живым названием «Дыхание» он переехал 2 недели назад, здесь все сверкало новизной и говорило об успехе Мити. Поэтому он очень гордился «обновкой». Бывшие однокурсники, друзья по работе, близкие знакомые близких знакомых – кто-то восхищался, кто-то брал на заметку дизайнерские решения, а кто-то просто молча и угрюмо завидовал. Вне зависимости от реакции все одинаково успешно прикладывались к красивому кейтерингу, накрытому на террасе. Изысканные напитки и закуски подняли специально из ресторана снизу.

В общем, вечеринка получилась веселой и, как часто бывает, не обошлась без удивительного эксцесса. Университетский друг Мити Андрюша, скорей, относился к разряду завидующих, чем восхищавшихся. Даже так: восхищавшихся и потому завидовавших. Они не то чтобы не ладили, но постоянно друг над другом подтрунивали. На третьем курсе даже поспорили, что Митя не будет выходить из здания университета целый семестр. Самое удивительное, что Митя тогда почти справился. Но за неделю до конца эксперимента в Москву приехала мама Мити и по пути с вокзала заблудилась в незнакомом городе. Пришлось ехать ее вызволять из хитросплетений мегаполиса, так эксперимент провалился.

Историю давно забыли, но на волне приподнятого «party-ного» настроения она возьми и всплыви. А случилось это так. Без задней мысли Митя стал расписывать преимущества уже любимого дома, а они действительно впечатляли. Прям в жилом комплексе на тебе и возьми: и фитнес, и конференц-залы, и кинотеатр, и рестораны, и все, чтобы душеньке твоей довольно было.

- А хотите, можем все прям сейчас в кино пойти? Всего пару этажей спуститься!, - кричал Митя навеселе и продолжал в ажиотаже. – Здесь вообще не дом, а сказка! Можно жить и никуда не выходить, серьезно!
- Ну-ну, уже проходили мы эти истории, - скептически отметил Андрюша.

Так поросшая мхом история вдруг снова зацвела. После долгих криков давний спор решено было возродить. Разгоряченный Митя требовал реванша. Короче, сам напросился. Забились также, «на семестр». На этот раз в победе Митя был уверен. В конце концов и мама уже давно освоилась в Москве, жила в своей квартире и заблудиться не могла даже при большом желании. То есть полгода на территории жилого комплекса и ни сантиметра ногой за его пределы – это ему раз плюнуть.

***

Шла третья неделя пари, перебить энтузиазм Мити было невозможно, и он ни о чем не жалел. Да и шло все прекрасно. Дом, казалось, жил своей жизнью, дышал и заботился о своих обитателях. А Митю это полностью устраивало.

Он, естественно, мог остаться один, когда это было необходимо. Никто не тревожил его за стенами собственной роскошно-уютной квартиры. Если ему хотелось ненавязчивой компании, он спускался в библиотеку, подолгу рылся в уже давно знакомых книгах и лениво перелистывал глянцевые новинки. В лифте он пересекался с соседями и болтал с ними почем зря. Ему каждый день доставляли блюда из нового меню и новые разноцветные носки. Поток друзей не прекращался, он назначал деловые встречи в разных уголках дома, благо их было много. Хаживал в кино, пересаживаясь с кресло на кресло, смеялся над комедиями и ужасами и даже посмотрел фильм Вуди Аллена «Светская жизнь», который прошел в рамках Московского международного кинофестиваля. И все, что происходило за стенами дома, будь то осадки или грандиозные парады по случаю праздника, его ничуть не беспокоило.

Единственное, что немного печалило, – временная невозможность попасть в Тимирязевский парк, который располагался неподалеку. Когда Митя выбирал квартиру, на парк он возлагал большие надежды. А парк оказался на время недоступен. Но он видел его в окно (вид был прекрасный) и тешил себя мыслями, что к октябрю еще успеет выйти в парк и пробежать свои ежедневные 5 километров. А пока каждый день свой моцион он наматывал в современном спортзале. Митя был заядлым бегуном.

***

Итак, шел май, третья неделя эксперимента, вызывавшего ностальгические мысли, и все шло по плану. Пока однажды вечером, привычно любуясь в окно пока еще недосягаемым парком, Митя не увидел ЕЕ.

Она шла, даже не так – летела, даже не так – плыла по направлению от парка к соседнему дому. В легком платье, с длинными светлыми волосами, вся чуть растрепанная от майской жары. Внезапно ему захотелось оказаться рядом. Просто идти вот так же по направлению от парка в сторону соседнего дома и болтать с ней о всякой чепухе.

Он отогнал от себя мысли, прикрыл окно и пошел на кухню готовить ужин. А через три дня вновь случайно увидел ее. А потом еще через пять. И еще через два. Сам того не замечая, он стал ждать ее появления всегда. Еще недели через три он, казалось, знал о ней все: во сколько она уходит на работу, когда возвращается, по каким дням задерживается из-за встречи с подружками, когда бегает в парке.

Первое время он жалел, что связанный узами полудетского пари, не может познакомиться с ней. Порой метался в сомнениях и даже готов был все бросить и плюнуть на Андрюшу с его дурацкими затеями. Но жажда реванша не давала ему покоя, желание восторжествовать над старым другом оказывалось сильнее стремления к знакомству с девушкой, пусть и прекрасной. К тому же, само предвкушение встречи в скором будущем тоже доставляло ему удовольствие. Он начал жить ожиданием и сладко щемящей надеждой.

За нее он не беспокоился, она была всегда на виду – он знал, когда может увидеть ее из окна, казалось, она уже не могла никуда деться. Пару раз она заставила его поволноваться, не появившись вовремя. Пару раз он хотел привлечь ее внимание – складывал бумажные самолетики и пускал из окна. Но всякий раз они пролетали мимо или пикировали на дерево. Она даже не замечала.     

В это лето Митя пренебрег многими завидными предложениями: он не полетел к друзьям погостить в недавно купленный дом на Антибах, не поехал серфить на Маврикий, а на ежегодном джазовом фестивале в Монтре приглашенные звезды пели не для него. И еще многое-многое другое... Так прошло лето и постепенно наступил октябрь, а вместе с ним подходило к концу глупое пари.

«Всего неделя, и Андрюша останется с носом», - думал Митя, в очередной раз поджидая девушку с работы у своего окна. Вдруг он увидел ее, но не одну. Обомлев, Митя пошатнулся и прильнул ближе к окну. Нет, у него было прекрасное зрение с детства. Он всегда попадал в яблочко, если «замазывал» с друзьями в тире на победу. Нет, сомнений не оставалось, рядом с ней был… Андрюша. Они вместе шли в направлении, по которому Митя должен был с ней идти всего через неделю. Стояли рядом в том месте, где Митя должен был узнать ее имя.

Сказать, что Митя был ошарашен, как не сказать ничего. Он так привык к ней, настолько был уверен, что она уже его, уже с ним, что это, возможно, любовь, что теперь испытал настоящий шок. Он молниеносно закрыл окно, накинул куртку, хлопнул дверью квартиры. Пулей метнулся по лестнице вниз и вылетел из парадного подъезда. До конца полугодового пари оставалась одна неделя.
Назад
Вперед
Go To Top